Память

30(31). Загородить источник беды

Уйдя в затвор, свт. Феофан не переставал горячо любить свою земную Родину

30. «Загородить источник беды»


Уйдя в затвор, свт. Феофан не переставал горячо любить свою земную Родину и зорко наблюдал за состоянием современного ему общества. Он желал, чтобы Россия была великой державой — защитницей Святой Православной Церкви в мире, и молился о том, чтобы русские люди не отошли от Православия. Святитель не раз подчеркивал самобытность нашего государственного устройства и призывал соотечественников хранить верность законным властям.

«Кроме образовавшихся на Западе форм правления,— учил он,— есть еще самодержавие, отечески патриархальное правление. Его не понимает западное злоумное суемудрие. Оно понятно только истинно верующему, который созерцает и в Пресвятой Троице единоначалие, и в мире ангельском — единого Архистратига, и в Церкви Божией — единую Главу, в семействе отца, заботливо, но независимо действующего для блага всех. Вот это и надо считать лучшим, так как оно и на самом деле есть лучшее и совершеннейшее».

В 1876 г. стала неизбежной война России за освобождение болгар, тридцать тысяч которых перед этим с чудовищной жестокостью вырезали турецкие религиозные фанатики. Святитель, не понаслышке знавший болгарский народ и его страдания, опубликовал «Три письма по восточному вопросу», адресованных русскому вице-консулу в Варне. В них Владыка благословлял освободительную миссию русских воинов.

С началом боевых действий в 1877 г. он пристально следил за ходом наступления наших войск и непрестанно молился Богу о победе христолюбивого воинства. «Когда настоятелю монастыря о. Аркадию приходилось посещать затворника в это время, то Преосвященный разворачивал атласы и карты, указывал размещение наших войск, делал предположения относительно того, что бы следовало предпринять и завоевать в ближайшем будущем, причем выражал полную уверенность в победе русских».

Сегодня особенно полезно знать взгляды свт. Феофана на причины терроризма. После убийства Государя Императора Александра II в 1881 г. он писал, что современники, понимая опасность революционного экстремизма, тем не менее не хотят «загородить источник беды» — пропаганды в России ложных, материалистических ценностей. Вышенский подвижник считал, что это не может не привести к разрушению Российского государства, гонениям на Церковь и массовым убийствам.

Противоядие от революционной заразы святой видел в строгой нравственной цензуре средств массовой информации и в объявлении пропаганды безбожия уголовным преступлением: «Надо свободу замыслов пресечь — зажать рот журналистам и газетчикам. Неверие объявить государственным преступлением. Материальные воззрения запретить под страхом смертной казни».

Кому-то эти взгляды могут показаться крайностью. Но совсем иначе оценивали их православные люди, пережившие коммунистическую революцию 1917 года.

Как о провозвестнике Русской Голгофы писал о Затворнике Вышенском в статье, посвященной семдесялетию со дня его преставления архиепископ Сиракузский и Троицкий Аверкий (Таушев):

«Замечательно, что святитель Феофан—кротчайший, любвеобильнейший и благостнейший, беспощадно строг был ко всем сеятелям безверия и нечетия, увлекавшим Россию в бездну погибели. Богоозаренный святитель, прозревая духом все те бесчисленные кровавые ужасы, которые в результате укрепления этих материалистических воззрений постигли нашу несчастную Родину, предлагал самые решительные, радикальные меры, к которым у нас в свое время не захотели прибегнуть.

Всё предреченное епископом Феофаном, как мы видим теперь, исполнилось.

Началось сначала скрытое, а потом и явное гонение на Христианство, достигшее столь больших размеров, что Церковь Русская уподобилась мученической Церкви первых веков Христианства.

Исполнилось предречение свт. Феофана о том, что „вновь пошлет Господь на нас таких же учителей наших, чтобы привели нас в чувство и поставили на путь исправления, ибо „таков закон правды Божией: тем врачевать от греха, чем кто увлекается к нему

Увлекались мы западными материалистическими теориями, нигилизмом, марксизмом-коммунизмом — Господь и послал нам в запломбированных вагонах облюбованных нашим интеллигентным обществом вождей марксо-коммунизма Ленина и Троцкого с „товарищами, чтобы „привели они нас в чувство,— чтобы мы покаялись и обратились к Богу.

Из всего этого мы можем убедиться, какое подлинно пророческое служение нес наш великий богомудрый наставник Преосвященный Феофан, пытаясь вразумить своим огненным словом наш несчастный русский народ в самую печальную пору его исторического бытия». (Из статьи «Провозвестник кары Божией русскому народу», 1964 г.)


31. Самая большая добродетель


одной из проповедей свт. Феофан сказал: «Милостыня есть самая большая добродетель, самая ценная у Бога и близкая к Престолу Его». [17] И эту добродетель он явил своей жизнью. «Кажется, для того он и удалился от мира, чтобы с высоты своего подвига яснее видеть насущные нужды и недуги нашего времени и по возможности полнее оказать необходимую помощь»,— писал о. Петр Смирнов.

Предоставив все права на издание своих книг Русскому Пантелеймонову монастырю на Святой Горе Афон, он не получал никакой прибыли от их продажи, будучи, таким образом, одним из постоянных жертвователей этой обители.

Свою архиерейскую пенсию и пожертвования благотворителей Затворник Вышенский рассылал нуждающимся в разные концы России «немедленно же по получении, как бы опасаясь пропустить случай сделать возможное добро и задержать у себя хотя на малое время то, что не считал принадлежащим себе».

При приближении Пасхи и Рождества Христова он посылал вдовам, сиротам и другим людям, просившим его помощи, по десять и более конвертов с деньгами, оставляя себе только средства на покупку книг.

Великим делом духовной милости стала огромная переписка святителя. Нередко почта доставляла на Вышу по 20—40 писем в день, и на каждое из них он давал ответ. По словам одного из агиографов святителя, о. Михаила Хитрова, «письма Преосвященного Феофана — это истинное сокровище. Начав читать его переписку, не скоро оторвешься от вдохновенных страниц. Какая свежесть и изящество слога, какое изумительное богатство всевозможных сравнений, какая простота и сердечность сказывается всюду в каждом письме!» [6]

Духовная высота, на которую взошел свт. Феофан, позволяла ему чутко улавливать потребности своих адресатов. Когда они избирали монашеский путь, Владыка несказанно радовался и помогал им своими советами правильно проводить жительство в монастыре. Благословлял Вышенский подвижник и благочестивое пребывание в миру: «Спастись везде можно, и спасение — не от места и не от внешней обстановки, а от внутреннего настроения. Нужно только блюстись и хранить себя в известном чине жизни, в памяти о Боге и смерти, и держать в душе всегда сокрушенное и смиренное чувство». Святой очень заботился о лю- дях семейных: «Берегите с женой взаимно свою любовь. В этом — источник счастливой семейной жизни. Но надо блюсти его, чтобы не засорился».

Удивительно богата переписка свт. Феофана с его духовной дочерью княгиней Надеждой Кугушевой и ее детьми: князем Ильей, княжнами Анастасией (прозванной им «Черничкой») и Александрой («Беличкой»), Александра впоследствии приняла монашество с именем Феофания и подвизалась в Марфо-Мариинской обители, основанной преподобномученицей Великой княгиней Елисаветой.

Эта переписка продолжалась не один десяток лет и состоит более чем из 400 писем. Она отличается задушевностью, ясностью слога и содержит бесценное сокровище советов о христианском воспитании, о том как общаться с детьми, в том числе в подростковом возрасте.

Послания святого легли в основу таких его книг, как «Письма о духовной жизни» (1870—71 гг.); «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться?» (1878 г.); «Письма к разным лицам о разных предметах веры и жизни» (1880 г.); «Начертание христианского нравоучения» (1891 г.).

«Многих спас от духовной смерти своими письмами Преосвященный Феофан, многих возродил к новой жизни, многих направил на путь истины и всем указал действенные средства к нравственному усовершенствованию»,— говорит жизнеописатель святителя архимандрит Георгий (Тертышников).

Большое значение имеют советы Вышенского подвижника своим адресатам о том, как „правильно, богоугодно епископа Феофана

совершать молитвословил: «Молитва — проба всего; молитва — и источник всего; молитва — и двигатель всего; молитва — и направитель всего. Коль скоро молитва исправна, всё исправно».

Особое место занимают ответы святителя на вопросы о. Германа (Гомзина), насельника Гефсиманского скита Свято-Троицкой Сергиевой Лавры (впоследствии — духовника и игумена Смоленской Зосимовой пустыни, канонизированного в 2000 г.) и иноков Спасо-Преображенского Валаамского монастыря: схимонаха Агапия и архимандрита Агафангела. Эти послания — о молитве Иисусовой.

Единомысленны со свт. Феофаном и преподобные старцы Оптиной пустыни, опытно проходившие Иисусову молитву и научавшие ей других. «Добрые оптинские старцы» и Владыка относились друг к другу с глубоким почтением. В келье прп. Амвросия находился портрет Вышенского Затворника.

А прп. Варсонофий написал на его кончину вдохновенное стихотворение.

Очень высоко свт.Феофан ставил суждения святого Макария Оптинского о правильном совершении Иисусовой молитвы, приводя их в своих письмах при разборе сложных вопросов; советовал своим духовным чадам почаще перечитывать книги его писем: «Благословенны книжки его. Глубокий веет в них дух смирения и навевает его на всякого читающего».

Оптинские старцы оказали большую помощь свт. Феофану в переводе «Добротолюбия». По его просьбе, прп. Исаакий I (Антимонов) прислал на Вышу рукопись перевода «Слов аввы Исайи Отшельника», сделанного прп. Паисием Величковским.


Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.