Житие

13(14). На русском севере.

13. На русском Севере


Архиепископ Олонецкий Аркадий (Федоров)

По возвращении в Санкт-Петербург иеромонах Феофан 14 апреля 1855 г. был возведен в сан архимандрита с присвоением ему звания настоятеля третьеклассного монастыря, а затем назначен преподавателем канонического права в Духовной Академии.

Раскрывая учение о Церкви, он стремился показать, что церковное право — это «то же нравоучение, только в практическом применении в жизни и деятельности» , заботясь о том, чтобы получаемые студентами знания не были формальными.

Спустя недолгое время после возвращения из жаркой Палестины о. Феофана направили на русский Север: 15 сентября 1855 г. он был переведен на должность ректора и профессора богословия Олонецкой Духовной семинарии.

Одновременно с его прибытием к месту нового служения, архиепископ Олонецкий и Петрозаводский Аркадий (Федоров) был вызван в Петербург для присутствия в Св. Синоде. По этой причине на плечи архимандрита Феофана сверх ректорских обязанностей легли и многие епархиальные дела. «Да радуется о вас Петрозаводск смиренный, как о посланном к нему от Иерусалима»,— писал Владыка Аркадий своему заместителю.  Олонецкая семинария играла важную роль в духовном просвещении северных земель. Кроме богословских предметов, здесь преподавались многие естественные науки, агрономия и основы медицины, знание которых было необходимо для сельского пастыря.

Г.Петрозаводск. Соборная улица.

Однако тогда семинария не имела своего помещения и ютилась в здании на набережной Онежского озера, купленном для Петрозаводского Духовного училища. С этим были связаны огромные неудобства, и о. Феофану прежде всего пришлось заняться строительством семинарского здания.

Он также позаботился и о Духовном училище, которое действовало при Свято-Троицком Александро-Свирском монастыре. Строение, в котором оно размещалось, было настолько ветхим, что пришлось снять в аренду частный дом.

Ректор привлекал семинаристов к чтению и пению на клиросе, ввел класс иконописи, в котором сам руководил занятиями. «Имею надежду,— писал он Владыке Аркадию,— выучить несколько учеников рисованию. Оказалось, что есть жаркие охотники».

Палеостровский монастырь.

Особое значение для Олонецкой епархии имели труды будущего святителя по противодействию раскольникам, возводившим хулу на Таинства Православной Церкви. Архимандрит Феофан приглашал к себе батюшек из тех мест, где было сильно влияние раскольников, советуя им вести самый строгий образ жизни, не подавать прихожанам соблазна, а раскольникам — повода клеветать на священство; богослужения совершать старательно, по уставу

По благословению духовного начальства, о. Феофан открыл в Олонецкой семинарии миссионерское отделение с преподаванием истории раскола, а в Палеостровском Рождественском монастыре, где в XVII в. раскольники устраивали самосожжения, собрал миссионерскую библиотеку, в которой было много старопечатных книг.


14. Ради мира на православном Востоке


Недолго продолжалось служение архимандрита Феофана на севере Руси. Двадцать второго мая 1856 г. он был назначен настоятелем посольского храма во имя свт. Николая Чудотворца в Константинополе.

Генеральное консульство России в Стамбуле. Здесь была церковь, где служил свт. Феофан.

Новое назначение было очень ответственным. В то время Константинопольский Патриархат переживал нестроения в связи с требованием церковной независимости со стороны болгарских христиан, желавших иметь своих священников и совершать богослужение на родном языке. Греческое духовенство было против каких-либо уступок болгарам. Этой распрей поспешили воспользоваться западные проповедники и политики, чтобы «отклонить болгар от России».

Желая мира между христианами на Востоке, русское правительство и Св. Синод поручили о. Феофану собрать сведения, которые могли бы осветить суть греко-болгарского спора. Уезжая, он пожертвовал Олонецкой семинарии собранные им книги и рукописи, за что 24 июля 1856 г. ему в третий раз было преподано благословение Св. Синода.

Собор Софии, Премудрости Божией в Константинополе, превращенный османами в мечеть.

Во второй половине 1856 г. святой прибыл в Константинополь. Кроткий и приветливый, он жил в мире со всеми: и с болгарами, и с греками. Наблюдая за развитием конфликта, о. Феофан пришел к выводу, что требования болгарских христиан справедливы.

Изучив книгу церковных проповедей, переданную ему ходатаем за болгар перед турецким правительством — князем Самоским Стефаном Богорйди , архимандрит Феофан записал в своем отчете: «Богориди прислал ко мне пересмотреть книгу „Собрание бесед на воскресные Евангелия круглого года“, составленную дедом его, Врачевским епископом Софронием на болгарском языке. Беседы назидательные». Желая, чтобы болгары «возросли в народ, разумно твердый в Православии» , будущий святитель всесторонне ознакомился с болгарскими школами и старался им помогать.

В то же время он сочувствовал и Константинопольской Церкви, бедствовавшей под властью турецких оккупантов. Он считал, что России «не следует оставлять своей матери по вере в этом беспомощном состоянии».  Отеческую заботу проявлял архимандрит Феофан и о живущих здесь русских паломниках и моряках: посещал их в местных госпиталях, исполнял по их просьбам требы, и предлагал русскому правительству устроить здесь больницу, а также братство с церковью.

Орден св. Анны 2-й степени.

Здесь святой написал ряд писем с духовными наставлениями княгине Пелагии Лукомской. В дальнейшем из них составилась книга «Письма о христианской жизни».

Девятого марта 1857 г. отец Феофан представил святителю Иннокентию, архиепископу Херсонскому и Таврическому, подробный отчет о своей миссии основой для обсуждения греко-болгарского противостояния Св. Синодом.

Семнадцатого апреля 1857 г. ревностный пастырь был награжден орденом святой Анны 2-й степени.


Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.