Уход в затвор

25. Два святых о мире Ангелов

26. Жизнь эта - Рай

25. Два святых о мире Ангелов


Ангел молитвы.
Икона кисти свт. Феофана

Икона свт. Феофана
в приделе во имя свт. Игнатия
храма Святого Духа
сошествия на Лазаревском
кладбище г. Москвы

Несколько особняком в ряду сочинений епископа Феофана стоят его отзывы о книге свт. Игнатия (Брянчанинова) «Слово о смерти». Эту книгу свт. Феофан оценивал в целом высоко, отметив в письме прп. Герману Зосимовскому (Гомзину), что она «очень назидательна». При этом он говорил о святости ее автора: «Что Преосвященный угодил Богу, в том нет сомнения», в его творениях выражена «прямая истина о духовной жизни, и всё словами Отцов».  Однако те места этого труда, где свт. Игнатий утверждал, что невещественность душ и Ангелов относительна и что они имеют «тонкие тела»,— вызвали у свт. Феофана возражения. В 1865 г. он отправил автору «Слова о смерти» письмо, в котором писал: «С веществом, как его не утончайте, духовные явления совсем не вяжутся». В то же время он допускал, что душа человека, «сама по себе духовная — имеет световую оболочку, с коею не разлучается — ни в теле, ни вне тела. Подобная же оболочка и у Ангелов».

В ответном послании свт. Игнатий обосновывал свое утверждение мыслью об ограниченности сотворенных Богом духов: «Всё ограниченное по необходимости зависит от пространства… Всякое пространство не может быть чуждым материи… В собственном смысле невеществен Один Необъемлемый пространством — Бог. Духи сотворенные бесплотны по отношению к нам».

Святитель Игнатий
Ставропольский

В 1864 г. году было издано «Прибавление к слову о смерти». Но свт. Феофан с дополнительными доводами свт. Игнатия не согласился, и в 1867 г. опубликовал сочинение «Душа и Ангел — не тело, а дух». На эту книгу свт. Игнатий в земной жизни ответить не отошел ко Господу.

Жизнеописатель свт. Игнатия Леонид Соколов считал, что, говоря о наделенности душ «тонкими телами» (или «оболочками»), оба святителя писали, в сущности, об одном и том же, и потому «мы имеем дело не столько с разногласием, сколько с недоразумением, которое легко могло быть совершенно устранено в личной беседе или даже в переписке епископов-подвижников».


26. Жизнь эта — Рай


Затворник Вышенский
Гравюра кон. ХIХ в.

Вход в кельи свт. Феофана. Фото 2013 г.

Время затвора, по словам жизнеописателя, стало «центром жизни» свт. Феофана, «ибо тогда по преимуществу явились во всей силе его великие труды и подвиги, и прежде всего, подвиг молитвенный».

Против святого не раз восставали искушения покинуть Вышу. Как и свт. Тихона Задонского, его мучили помыслы о том, что он рано оставил кафедру. Поступали и заманчивые предложения: то ему предлагали управлять Московской епархией, то заседать в судебном отделении Св. Синода, то звали на Афон, то в любимую Киевскую Лавру. Всё это он мужественно отверг.

Тем не менее, свт. Феофан вскоре стал ощущать, что общение с людьми отвлекает его от главного дела, к которому стремилась его душа,— пребывания наедине с Богом.

«Он ясно увидел, что то и другое несовместимо. И тогда явилась мысль о полном затворе». Проведя в уединении Великий пост 1873 г., святитель в Великую Субботу изъявил желание служить вместе с братией на Пасху. Но сразу же после первой пасхальной службы вернулся в уединение и, раздав всё свое имущество нуждающимся, окончательно прервал общение с внешним миром, за исключением письменного. В затворе его могли посещать только игумен Аркадий, келейник и духовник.

Храм во имя Св. Богоявления в кельях
Затворника Вышенского. Фото нач. XX в.

Епископ Виталий
(Иосифов), посетивший
святителя в его затворе.
Гравюра кон. XIX в.

Даже для приезжавших в Вышенскую пустынь будущей преподобномученицы, Великой княгини Елисаветы Феодоровны, ее супруга, Великого князя Сергия Александровича (в 1886 г.) и праведного Иоанна Кронштадтского (в 1890 г.) подвижник не нарушил своего уединения. «Меня видеть никому не полезно,— свидетельствует он,— Мне одно пригоже — сидеть, да если бы прибавить к >сему — плакать, чего окаменелое сердце мое никак не допускает».

Исключение свт. Феофан сделал лишь для двух архиереев, правивших Тамбовской епархией — епископов Палладия и Виталия

В 1878 г. святой устроил около западной стены второй своей комнаты домашнюю церковь во имя Богоявления. Здесь он совершал Литургию по чину палестинских и афонских отшельников, «в первые 10 лет полнаго затвора каждый воскресный и праздничный день, а в последние 11 лет — ежедневно, обыкновенно рано утром».

Свт. Феофан часто молился в ночное время, считая его лучшим для возношения мысли к Богу. О его сокровенной борьбе с бесами и страстями мы узнаем из писем: «Враг мирян не искушает. Против них мир за него ратует. А мироотреченников некому искушать. Вот он тут и является своей персоной. И, конечно, выходит по мастеру и мастерство».

В трудах и подвигах уединения Затворник Вышенский провел 22 года.

Каков был порядок его жизни в затворе? Об этом нам известно отчасти из его писем, отчасти из воспоминаний игумена Аркадия.

Схиигумен Илий (Ноздрин)
на балконе покоев
свт. Феофана Затворника.
Фото 2013 г.

Рабочий кабинет свт. Феофана. Фото нач. ХХ в.

«Вставал святитель очень рано. Совершив келейное правило, он шел в свою домовую церковь и там служил утреню и Литургию, усердно молясь Богу обо всех живых и умерших христианах. Особенно любил он совершать молитвы об усопших своих родителях, сродниках, архипастырях и всех от века почивших христианах. Монах Евлампий еще с вечера приготовлял ему церковное вмно,    просфоры и облачение. Епископ облачался в самые простые и легкие архиерейские одежды. На вопрос одного из близких к нему людей, как он служит Литургию, Преосвященный Феофан отвечал: „Служу по служебнику молча, а иногда и запою“. Когда же почему-либо святитель не мог совершать обычное богослужение, то выполнял положенное в уставе церковном число молитв Иисусовых.

По окончании богослужения он возвращался из храма в келью и здесь предавался богомыслию и молитве. Умиление, которого он сподоблялся в церкви, не вдруг проходило и заставляло погружаться в тайны спасения и Божественного о нас смотрения».

До двух часов дня свт. Феофан обычно писал свои творения. Затем он обедал. В последние годы жизни вся его трапеза состояла из одного яйца и стакана молока.

После обеда немного отдыхал, а потом приступал к рукоделиям, которые были очень разнообразны и способствовали его духовным трудам. После кончины Вышенского Затворника в его кельях обнаружились инструменты для переплетения книг и резьбы по дереву, фотоаппарат и токарный станок, телескоп и два микроскопа, скрипка, географические и исторические атласы. Некоторое время он разучивал ноты для исполнения церковной музыки на фисгармонии, которую шутливо называл «гуделкой». Изящные балясины лестницы, ведущей в покои святителя, предположительно, были выточены им самим.

Для успешной борьбы с материализмом свт. Феофан изучал естественные науки: математику, физику, наблюдал в телескоп за небесными светилами, а с помощью микроскопа исследовал микромир. Но особенно он любил святое искусство иконописи, о которой писал: «Это — моя отрада».

Один-два часа в день святитель уделял прогулкам по балкону, закрытому щитом из досок, названных им «цветновыпилен-ными», так как он сделал в них пропилы, по форме напоминающие мелкие цветы.

Отсюда он неприметно наблюдал за работами по возведению в обители величественного собора во имя Рождества Христова.

Нуждающиеся знали, что, если подой

ти под балкон с молитвой, к их ногам упадет сверток с деньгами, а дети-сироты — что сверху может прилететь специально припасенная для них конфета.


Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»